Уголовное дело по «коронавирусному фейку» в отношении правозащитника Винтера довели до суда

Передано в суд уголовное дело в отношении вологодского правозащитника Григория Винтера по ст.207.1 УК  (публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств).

square_12

Согласно сообщению  Григория Винтера, — это первое уголовное дело в России по так называемым коронавирусным фейкам.

В апреле 2020 года Григорий Винтер обратился с заявлением в прокуратуру Вологодской области по фактам выявленных в ходе  мониторинга нарушений перемещения заключённых во время эпидемии коронавируса из СИЗО №3  в г. Череповце.

Через сутки правозащитник в ВК сделал пост в виде обращения к властям Вологодской области, в котором описал этапирование заключённых из Череповецкого Централа посредством железной дороги, состоявшееся 12 апреля 2020 года. По версии автора поста, вопреки приказам Главного санитарного врача УФСИН от 16.03.2020, директора УФСИН от 19.03.2020, распоряжению Главного санитарного врача РФ и другим нормативным документам, не были отменены трансрегиональные поезда конвойной службы УФСИН. Таким образом,  был нарушен прямой запрет на перемещение арестантов во время эпидемии коронавируса. Осуждённые транспортировались в максимально небезопасных условиях без масок, перчаток и санитайзеров.

Данную информацию Григорий Винтер  также дал в виде комментариев к постам в вологодских и череповецких группах в социальных сетях.

За  данный краткий пост правозащитника привлекли  к уголовной ответственности. У него дома провели  обыск, более похожий на шмон, сопровождавшийся разгромом жилища.

«Большая часть электронных носителей информации, за которыми собственно и пришли сотрудники СК, так и не были изъяты, хотя были найдены – это многочисленные флешки, карты памяти фотоаппаратов, резервный ноутбук, — сообщает правозащитник. — Зато сотрудники ФСБ выкинули вещи из шкафов, глумились над фотографиями близких, в том числе над теми из них, которые погибли в ГУЛАГе и были реабилитрированы. Вместе с обыскивающими был ОМОН, что является очень грубым нарушением установленного порядка, так как сотрудники подразделения должны привлекаться только в случае тяжких и особо тяжких преступлений – это убийства, грабёж, наркотрафик и т.д.»

Следствие поочерёдно вели 5 следователей. Им удалось установить, что со дня утверждения карантинных мероприятий и до написания правозащитником поста с Череповецкого Централа отправили 6 этапов с осуждёнными – 4 железнодорожным транспортом и 2 конвоя с использованием автозаков. Никаких документов, подтверждающих выдачу арестантам СИЗов (масок и перчаток) у вологодского УФСИНа не оказалось.  Сами этапируемые, допрошенные в ходе следствия, уверяли, что размещение по клеткам внутри «столыпина» производилось не по географическому признаку (когда люди из одного населённого пункта содержатся вместе), а по присуждённому режиму наказания. Бывший подзащитный Винтера, которого также этапировали по железной дороге, рассказал, что в вагоне его подсадили в клетку, где уже было 4 человека из Петербурга, крайняя точка следования у одного из них была Екатеринбург. После прибытия в Вологду, подзащитного Винтера продержали 8 суток в «этапке» — в камере, где производится сборка осуждённых для конвоирования, хотя его конечным пунктом следования был г. Грязовец, расположенный в 40 км от Вологды. Всё это время через «этапку»  шли люди, в том числе из регионов, где эпидемия  коронавируса была в самом разгаре.

«Ни одному из осуждённых не выдали СИЗов, весь период этапирования они не имели возможность использовать санитайзеры и другие защитные средства», — подчеркивает Винтер.

Тем не менее, следствие сочло пост Винтера  «коронавирусным фейком».

Череповецкая городская прокуратура подписала обвинительное заключение, несмотря на то, что  Винтеру не дали возможности ознакомиться с материалами следствия.

Правозащитник напоминает, что в свое время череповецкая городская прокуратура и местный СК сокрыли факт убийства его помощника  – Филиппа Садовникова, умершего в августе 2019 года от последствий избиения. Кроме того, в настоящее время у Григория Винтера острый конфликт с руководителем Череповецкого отдела СКР. Правозащитник считает,  что данное должностное лицо препятствует расследованию жестокого убийства в феврале 2020 года в Северном районе Череповца Сергея Басалаева (мужа сотрудницы 1-го отдела полиции).

«Есть подозрения, что уничтожение улик по делу Басалаева, сокрытие факта феерических пыток, категорический отказ следствия от эксгумации тела убитого – это методы, которые СК использует, чтобы отмазать местных полицейских, «убравших» неудобного Басалаева (погибший при жизни доставлял много хлопот семье). Крайне странной была так же смерть матери Сергея Басалаева, наступившая через месяц после гибели сына», — указал Винтер.

Уголовное дело по коронавирусным фейкам в отношении Григория Винтера, доведение  дела до суда – удобная возможность устранить активиста,  сильно надоедающего  УФСИНу по Вологодской области своей правозащитной деятельностью: ранее Григорий Винтер выявил факты бесчеловечного обращения с мусульманами, содержащимися в ИК12 (пос. Шексна), а также  избиения спецназом УФСИН осуждённых, в том числе спецсредствами, и издевательства в ШИЗО.

Наказание по предъявленной правозащитнику статье предусматривает ограничение свободы на срок до трех лет.