«Законы есть. Прав(а) нет». Обзор законов против НКО правозащитника Льва Левинсона

Правозащитник Лев Левинсон подготовил обзор репрессивных российских законов против НКО. В обзоре разобраны законы «об НКО», «об иностранных агентах», «о нежелательных организациях». Особое внимание уделено закону «о противодействии экстремистской деятельности».

Лев Левинсон
Лев Левинсон

Лев Левинсон анализирует, каким образом российские власти подавляют НКО, используя российское законодательство, как само законодательство меняется с этой целью, и какие идеи при этом внушаются обществу. Так правозащитник обращает внимание на попытки ограничить НКО, трактуя устав как документ, ограничивающий деятельность организации.

«Навязывается точка зрения, что НКО не может заниматься ничем, что не предусмотрено ее уставом. Не предусмотрены уставом совместные чаепития и политические диспуты? Значит, — говорят чиновники, — не вправе, нарушение закона. С позиций же права должно быть иначе: недопустимо то, что противоречит уставу. Впрочем, это противоречие и его последствия преодолеваются не прокуратурой и юстицией, а самим НКО в процессе саморегулирования»

В обзоре Левинсон обращает особое внимание и на то, каким образом изменилось законадельство об НКО с 2006 года. Так, например, процедура регистрации НКО поменялась таким образом, что для неё требуется разрешение Минюста, который затем контролирует и всю деятельность организации.

«Государство проникло везде — фактически санкционирует появление НКО на свет и надзирает за их деятельностью, требуя регулярной отчетности, причем отчетность эта избыточная и громоздкая»

Кроме этого, как отмечает правозащитник, для подавления НКО используется и их разделение на условно «полезные» — социально-ориентированные — и «вредные» — политические и правозащитные НКО.

В РФ фактически  существует  принцип разграничения, буквально в законе не сформулированный, но вытекающий из него и торжествующий на практике. Это деление НКО на социозащитные (в законе они названы «социально ориентированные») и правозащитные (политические). Такое искусственное деление приводит к политически мотивированному отбору. Одни вправе претендовать на государственную поддержку.  Другие  зачисляются в «иностранные агенты»

Большое внимание правозащитник уделил «антиэкстремистскому законодательству», которое в нынешнем виде используется для подавления как неугодных политических активистов и объединений, так и религиозных организаций.

Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности», по моему глубокому убеждению, принимался исключительно в целях подавления гражданских инициатив и политической свободы вообще. За 15 лет действия этого закона вокруг него образовались заросли антиэкстремистского законодательства, распространившегося и на закон об НКО и смежные с ним законы об общественных объединений, о религиозных организациях, создан гигантский репрессивный инструментарий в КоАП и УК.

Последняя глава обзора посвящена возможностям противостоять существующему давлению и перспективам борьбы с ним при помощи инструментов российского законодательства и ЕСПЧ.

Скачайте полную версию обзора на 14 страницах, кликнув здесь.