Преследование правозащитников, оказавших поддержку общественным группам фермеров и дальнобойщиков. Правовая позиция

В августе-сентябре 2016 года в Москву из Краснодарского края на тракторах направилась группа фермеров. Таким образом они  пытались обратить внимание президента на проблему рейдерского отъема их земель. Им сразу начали чинить препятствия – останавливать, задерживать и их самих, и  их транспортные средства.

Фермеров поддержали дальнобойщики, организовавшиеся к этому времени  для защиты своих прав. На них также сразу  стали оказывать давление — задерживать и заключать под административные аресты.

Координаторы данных групп обратились за поддержкой к правозащитникам из Движения «За права человека». Те, в свою очередь, обратились  к Уполномоченному по правам человека в РФ и в Совет по правам человека при президенте.

Поддержку фермерам и дальнобойщикам также активно оказывал Сергей Айнбиндер —  председатель независимого профсоюза водителей-профессионалов (МПВП), занимающийся  защитой профессиональных и политических прав водителей большегрузных автомобилей.

В отношении Сергея Айнбиндера был совершен ряд противоправных действий с целью не позволить  ему осуществлять свою правозащитную работу.

Так, утром 11 ноября Сергей Айнбиндер на парковке в г. Химки Московской области устанавливал на свой автомобиль символику профсоюза водителей-профессионалов, членом которого является. На расстоянии более 50 м, как показала впоследствии видеозапись, не было ни людей, ни автомобилей. Около 11 часов к его машине подъехал  сотрудник полиции и, не представившись, потребовал предъявить   документы и  убрать флаг профсоюза. Сергей Айнбиндер, хотя не посчитал данное требование  законным, его выполнил. Однако к нему  подошли ещё пять сотрудников полиции и, не дав правозащитнику даже закрыть свой автомобиль,  без объяснений затащили его в патрульную машину для доставки в участок. В составлении протоколов об административном задержании и доставлении ему отказали.   В 1-ом отделе УМВД по г. Химки Сергею Айнбиндеру  запретили пользоваться телефоном, не дали возможности написать заявление, что машина осталась открытой с включенным двигателем. Устно ему сообщили, что он задержан по статье 20.2 КоАП.  Через 3 часа  Айнбиндера  отпустили. К тому времени его автомобиль был обворован неизвестными.

Вечером на парковке  сотрудники ОМОН захватили общественного защитника Сируканова, который попытался сфотографировать попытку незаконной эвакуации  полицией автомобиля Айнбиндера. Защитника доставили в отдел полиции, куда также подошел  Айнбиндер, чтобы забрать свой паспорт.

Айнбиндера поместили в изолятор, где уже находились общественники, фиксировавшие на видео его утреннее задержание. Ему запретили общение с защитником Сирукановым. Фактически Айнбиндер был вторично незаконно задержан.

Никаких протоколов Сергей Айнбиндер  не подписывал и не читал. Условия пребывания в камере оказались невыносимыми: Айнбиндер  спал на деревянном настиле, в туалет пускали редко, питанием не обеспечили, позвонить родным не позволили.

Утром 12 ноября Сергей Айнбиндер  потребовал его отпустить  или предъявить обвинения. С целью привлечения внимания к происходящему и в знак протеста правозащитник нанес себе порезы рук, проглотил стекло и потребовал вызвать “скорую”, в чем ему так же было отказано.

К 11 часам 12 ноября  в Химкинский городской суд прибыли представители Движения «За права человека» для защиты задержанных накануне гражданских активистов, в частности Сергея Айнбиндера.

В 16 часов  Айнбиндер был доставлен в Химкинский городской суд. Полицейские предоставили в суд протокол по статье 19.3 КоАП с неверными сведениями, не совпадающими с реальными событиями  ни по фактам, ни по времени, ни по задерживавшим Айнбиндера лицам. Фактически все материалы административного дела были сфальсифицированы. Однако судья отклонила все доводы защиты и удовлетворила только просьбу о вызове “скорой”. Под конвоем Айнбиндера  доставили в Химкинскую ГКБ. Его  разместили в палате с решетками, приставив двух  полицейских.  К нему периодически приезжал высокопоставленный сотрудник полиции и без свидетелей оказывал на него  моральное давление.

13 ноября около 16.00 в палату к Айнбиндеру ворвались сотрудники полиции, набросили ему на голову его куртку, застегнули наручники за спиной и без обуви вывели его на улицу. У здания суда, куда его доставили примерно в 17 часов, Айнбиндер  заметил группу своих общественных защитников и попросил сопровождающих полицейских сообщить им о своем доставлении в суд.  Перед судьёй Айнбиндер  предстал в измученном состоянии, в наручниках и без защитников. Устное ходатайство об отложении заседания и предоставлении возможности полноценной защиты судья не удовлетворила. Айнбиндер был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 19.3 КРФоАП,  ему назначили наказание в виде  штрафа в размере одной тысячи рублей.

После суда Айнбиндера вернули в больницу. Дверь в палату была не заперта, из кошелька Айнбиндера пропало  пятнадцать тысяч рублей.

12-13 января 2017 года в Московском областном суде состоялось заседание по рассмотрению апелляционной жалобы на решение городского суда г. Химки. Жалоба была  оставлена без удовлетворения.

Правовая позиция

Сергей Айнбиндер, председатель независимого профсоюза водителей-профессионалов (МПВП), прибыл на автостоянку перед торговым центром 11 ноября 2016 года с целью проверить качество изготовленных флагов, которые на следующий день должны были  использовать при  проведении  мероприятия в Москве с участием членов его профсоюза. Появление на площадке полицейских, по всей видимости, означает ведение за Айнбиндером, как профсоюзным лидером, слежки. Примененные к правозащитнику в нарушение действующего законодательства меры преследовали цель устранить его от участия в намеченном на выходные дни мероприятии.

Сергей Айнбиндер представился подошедшему к нему полицейскому, предъявил свои документы. Незаконных действий он не совершал. Следовательно, его задержание было незаконным и нарушило статьи федерального закона «О полиции» и нормы КРФоАП.

Айнбиндер  был задержан без объяснения причин. Ему даже не позволили закрыть машину, что является нарушением его прав в отношении принадлежащего ему имущества, т.е. нарушением ряда норм Гражданского Кодекса РФ.

В отношении Айнбиндера С.Л., как в прочем и других задержанных в тот день гражданских активистов, сотрудниками полиции был нарушен ряд статей Конституции РФ, а именно: статья 31, п.1 и п.4 статьи 15. Был также нарушен Федеральный закон  «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании» (статьи 6 и 16), поскольку все они задерживались с целью составления административных материалов по статье 20.2 КРФоАП. Впоследствии в отношении Айнбиндера  был составлен протокол об административном правонарушении по части 1 статьи 19.3 КРФоАП. Поскольку и первоначальный вариант протокола (на бланке строгой отчётности), и переданный в суд (составленный не на бланке строгой отчётности – самодельный) имеют один и тот же номер, а именно: АБ № 1725443, сторона защиты приходит к выводу о том, что материалы административного дела в отношении Айнбиндера С.Л.  сфальсифицированы. Таким образом, можно с высокой степенью достоверности предположить наличие в действиях сотрудников полиции признаков уголовного преступления, подпадающих под  статьи 292 «Служебный подлог», статьи 286 «Превышение должностных полномочий», статьи 285 «Злоупотребление должностными полномочиями», ч.1 статьи 301 «Заведомо незаконное задержание», статьи 303 «Фальсификация доказательств…» и статьи 307 «Заведомо ложные показания…» УК РФ.

Также были неоднократно нарушены статьи федерального закона «О полиции» 3-ФЗ от 22.12.2014 года (статья 14) и КРФоАП 195-ФЗ от 30.12.2001 года (статьи 27.2 и 27.3), регламентирующие права сотрудников полиции на доставление и задержание граждан.

Задержание Айнбиндера  нарушило и целый ряд статей Европейской Конвенции по правам человека, а именно статьи 5, 10, 11, 14, 17, 18. В частности, в отношении статьи 14 «Запрещение дискриминации» можно уточнить: речь идёт о дискриминации по признаку политических убеждений. То есть, все граждане, в том числе и Айнбиндер С.Л., были задержаны по политическим причинам, так как  должностными лицами предполагалось наличие у собравшихся политических целей, направленных на критику внутренней и внешней политики российского руководства. При том, что Айнбиндер при задержании  лишь осуществлял  технический контроль качества символики организации, изготовленной на деньги профсоюза, и не предполагал выражать какую-либо свою позицию по вопросам общественно-политической ситуации в России.