Дело Дмитриева. Как это было

Завершилось одно из самых громких дел последних лет. Историк-краевед Юрий Дмитриев был оправдан по делу об изготовлении детской порнографии и развратных действиях в отношении приемной дочери. Несмотря на осуждение по статье о хранении оружия, итог дела воспринимается как безусловная победа. И далеко не все ждали такого исхода. Юрий Дмитриев — открыватель мемориального кладбища «Сандармох»,  участник исследования места расстрела репрессированных «Красный Бор», который собрал воедино более 13 тысяч имен жертв большого террора 1937–1938 годов и опубликовал их на тысячах страниц «Книги памяти». Вспомним же, с чего началось и как шло дело против него.

Юрий Дмитриев с семьей, ФОТО Анна Артемьева, «Новая Газета»
Юрий Дмитриев с семьей, ФОТО Анна Артемьева, «Новая Газета»

Проникновение в дом и обвинение

Поводом для возбуждения дела и ареста главы карельского отделения «Мемориала» историка-краеведа Юрия Дмитриева стало анонимное заявление, поступившее в правоохранительные органы Петрозаводска. В письме от 2 декабря 2016 года, говорилось, что Дмитриев фотографирует без одежды свою приемную дочь 11 лет. К заявлению были приложены две фотографии. Не называя себя, заявитель просил «принять меры».

Юрий Дмитриев

29 ноября 2016 года к Дмитриеву домой пришел участковый полицейский и попросил на следующий день явиться к нему в кабинет для выяснения формальностей о хранении им охотничьих ружей. Дмитриев явился, пробыв у полицейского четыре часа. Вернувшись домой, Дмитриев, по его словам, обнаружил, что в квартире кто-то тайно побывал.

Историка задержали 13 декабря 2016 года. Во время осмотра у него дома нашли компьютер, на котором были сохранены более 200 фотографий его приемной дочери. Вскоре суд отправил 60-летнего Дмитриева под арест по обвинению в изготовлении детской порнографии (статья 242.2 УК).

Из-за ареста приемную дочь изъяли. Она прожила с семьей Дмитриева восемь лет. Впоследствии опекуном девочки назначили ее родную бабушку.

Юрий Дмитриев с приемной дочерью (лицо скрыто)

Юрий Дмитриев с приемной дочерью (лицо скрыто)

На основании экспертизы малоизвестной организации «Центр социокультурных экспертиз» в феврале 2017 года Дмитриеву предъявили обвинения — девять фотографией девочки были признаны порнографическими материалами. По восьми фотографиям 2009-2010 годов Дмитриева также обвинили в развратных действиях (статья 135 УК). Развратные действия заключались в том, якобы Дмитриев при фотографировании дочери испытывал сексуальное возбуждение. В основании обвинения по статье об изготовлении порнографии осталась только одна фотография, сделанная в 2012 году.

Юрий Дмитриев

В добавок Дмитриева обвинили в незаконном хранении основных частей огнестрельного оружия из-за фрагментов охотничьего ружья (часть 1 статьи 222 УК). Закрытый процесс по делу историка начался в июне 2017 года в Петрозаводском городском суде.

До конца января 2018 года Дмитриев находился в следственном изоляторе, затем его отпустили под подписку о невыезде.

Дневник здоровья

Юрий Дмитриев отрицал свою вину по всем обвинениям. Он настаивал, что делал фотографии, чтобы обезопасить себя от претензий органов опеки в неправильном воспитании ребенка. Фотографии он делал для фиксации ее развития и контроля за состоянием здоровья. Снимки не распечатывались и никому не показывались, нигде не публиковались.

Все восемь лет, пока приемная дочь жила в семье Дмитриева, органы опеки осуществляли контроль за условиями ее жизни, воспитания, содержания, соблюдением ее прав. Чтобы обезопасить семью от претензий в неправильном воспитании ребенка, Дмитриев стал вести медицинский дневник, в том числе периодически фотографировал девочку в обнаженном виде.

Дмитриев рассказал и о причинах, побудивших вести его этот дневник. Как-то приемная дочь Наташа заболела, и Дмитриев с женой ставили ей горчичники через газету. После выздоровления, в школе заметили темные пятна на теле Наташи, похожие на следы побоев. Девочку отвели к врачу, который быстро определил, что это типографская краска. Но из-за скандала Дмитриев некоторое время тщательно фотографировал Наташу, чтобы в случае претензий показать, что синяков на ней не было ни в какой из периодов проживания в семье.

Сомнительная экспертиза

Защита и сторонники Дмитриева отмечали, что не верят экспертизе «Центра социокультурных экспертиз». Эксперты этой организации уже выступали в нескольких делах — так, они подготовили экспертизы материалов «Свидетелей Иеговы» (признаны экстремистской организацией), материалов по делу о защите парка «Торфянка» и дела Pussy Riot. Также специалисты ЦСЭ пришли к выводу, что лозунг «Убей в себе раба» содержит призыв к насилию. Участие экспертов этой организации в политических процессах всегда оборачивалось подтверждением позиции следствия, которое в первую очередь обращается именно к ней, что выглядит, как минимум, подозрительным. Журналисты обращали внимание на подобные странности.

Повторная экспертиза отказалась признавать фотографии дочери Дмитриева порнографией.

Общественная поддержка и материалы в СМИ

Как отмечали правозащитники, обвинение по статье об изготовлении детской порнографии имело своей целью лишить историка поддержки. Табуированность темы сексуальных преступлений против детей и одновременно обостренное внимание к ней законодателей и СМИ, даже породившее ироничное понятие «педоистерия», играли против Юрия Дмитриева. Первые месяцы многие действительно пребывали в прострации. Однако стараниями его семьи и правозащитников, эту ситуацию удалось изменить.

С дочерью Екатериной

С дочерью Екатериной

Большой вклад внесла старшая дочь историка Екатерина Клодт, рассказав об отце и реальной обстановке в семье. Ключевым же переломным моментом для общественного сознания стал материал журналиста Шуры Буртина «Дело Хоттабыча». В нем было подробно рассказано о работе историка, которая могла стать причиной его преследования, и о его семье, раскрыв многим сомневающимся глаза на необоснованность обвинений против него. За этот материал Шура Буртин получил премию «Редколлегия».

Приемного отца поддерживала и дочь Наташа, неоднократно говоря о том, что ждет его освобождения.

Оправдание

Общественная поддержка и грамотно выстроенная адвокатом Виктором Ануфриевым линия защиты постепенно давала результаты. Для многих хорошим знаком стал отказ в продлении содержания под стражей 27 декабря 2017 года. Историк был отпущен под подписку о невыезде. Сложившаяся практика российского правосудия такова, что мера пресечения до суда часто коррелирует со строгостью приговора.

Тем не менее, многие журналисты и наблюдатели почти не сомневались, что приговор будет обвинительным. Обстановка в здании суда перед приговором была напряженная. Кроме сторонников Дмитриева на приговор приехали и корреспонденты-провокаторы телекомпании «НТВ», от которых историка защищали его сторонники.

index

Перед началом заседания в зал зашла старшая дочь Юрия Дмитриева Екатерина, которой судья заявил, что вынесение приговора пройдет в закрытом режиме. Многие восприняли это как плохой знак.

В 16:40 из зала вышел адвокат Дмитриева Виктор Ануфриев, и объявил, что экспертизу «Центра социокультурных исследований» суд рассматривать в качестве доказательства отказался. Обвинения в изготовлении порнографии и развратных действиях были сняты. Суд признал Дмитриева виновным в хранении частей оружия, назначив ему наказание в виде 2 лет 6 месяцев ограничения свободы, учтя содержание под стражей за 2 года и 3 месяца. То есть, Дмитриеву осталось 3 месяца ходить отмечаться в полиции.

За историком оставлено право на реабилитацию по двум снятым статьям обвинения и компенсацию за содержание под стражей.

Публикой такой приговор был воспринят как победа, собравшиеся наблюдатели и  журналисты не скрывали радости.

«Как-то даже, наверное, не совсем правильно принимать поздравления. С чем меня поздравляют? С тем, что я не педофил, не этот самый, не тот самый — так я об этом тоже знал!», — сказал Юрий Дмитриев.

Юрий Дмитриев

Юрий Дмитриев