«Из простых парней». История правозащитника Игоря Нагавкина, уже больше года находящегося в СИЗО

Вот уже более года под арестом находится руководитель волгоградского отделения движения «За права человека» Игорь Нагавкин. 29 сентября 2016 года он при странных обстоятельствах был задержан в Волгограде и арестован по обвинению в попытке кражи ювелирных украшений из ломбарда.

Игорь Нагавкин, фото «Радио Свобода»
Игорь Нагавкин, фото «Радио Свобода»

Депрессивная провинция

К правозащитной деятельности Игорь Нагавкин шел непростым путем. В начале 2000-х годов он мало чем отличался от большинства молодых жителей волгоградской глубинки: поиски работы, друзья, «качалка».

«Игорь Нагавкин — из простых парней», — правозащитник Лев Пономарев.

В его родном городе Калач-на-Дону 15 лет назад вариантов выбора жизненного пути у молодых людей было немного: в области процветали алкоголизм и наркомания, за работу платили несколько тысяч рублей в месяц, бизнес был в основном полу- или вовсе нелегальный. В российской провинции популярные тогда бандитские сериалы были чуть большим, чем отстраненными историями: для многих это все еще был самый очевидный путь к лучшей жизни.

Тем не менее, общаясь и с людьми, вхожими в криминальные круги, Нагавкин этим путем не пошел. Перебиваясь случайными заработками, он был тем самым «простым парнем», не осуждавшим многочисленных знакомых за их ошибки.

Но в конце концов близость наследия «лихих девяностых» коснулась и его семьи: в качестве подозреваемого по одному из уголовных дел в СИЗО попал родной брат Нагавкина. Все вероятно бы обернулось небольшим сроком, не заболей он там аппендицитом. Качество тюремной медицины в России уступает некоторым африканским странам и в конце 2017 года, а полтора десятилетия назад положение было ещё более удручающим. В результате брат Игоря Нагавкина умирает от давно излечимого во всем мире недуга.

Для Нагавкина, которому брат был лучшим другом, это был, в буквальном смысле, момент катарсиса. Не желая бросать без помощи угодивших в тюрьмы людей, он решает заняться помощью заключенным. Для него это стало личным долгом и, в каком-то смысле, местью системе, отнявшей у него близкого человека.

Игорь Нагавкин через знакомых стал узнавать о положении заключенных в колониях Волгоградской области, выискивая возможности помогать им всеми законными способами. Приоритетом для него было устранение пыток, но волновало его и сохранение других человеческих условий для заключенных: наличие связи с родственниками на воле, передача продуктов. Не стеснялся он защищать права и тюремных «авторитетов», которых «прессовала» администрация, пытаясь через них организовать вымогательства у остальных заключенных.

Более 10 лет Игорь Нагавкин сотрудничал с движением «За права человека», а последние 7 лет возглавлял его волгоградское отделение. Столько же он работал и с фондом «В защиту прав заключенных».

Конфликты с чиновниками

Деятельность Нагавкина касалась не только тюрем. Бывший свидетелем разгула наркоторговли опиатами в конце 90-х и начале 2000-х, он пытался остановить поток тяжелых наркотиков в свой родной город Калач-на-Дону. Так как, по словам Нагавкина, у наркоторговцев были связи и в полиции, действовать ему и его друзьям приходилось самостоятельно, предлагая дилерам прекратить торговлю «по-хорошему». Возможно эта борьба была наивна, но наркоторговцы так и не могли развернуться в полную силу. Как рассказал Нагавкин после ареста, один из дилеров прямым текстом обещал ему проблемы со стороны начальника местного отделения полиции по фамилии Сагоян. Эта история обернулась задержаниями для друзей Нагавкина незадолго до ареста его самого.

Нагавкин старался бороться и с коррупцией, нажив себе врагов в лице многих чиновников города. Как рассказал правозащитник Лев Пономарев, борясь с незаконной застройкой парка в городе, Нагавкин подал иск с целью признания плана застройки и землепользования города недействительным и выиграл дело, обострив свои отношения с мэром города.

Из-за активной правозащитной деятельности Нагавкин вступил в конфликт с председателем городского суда Калача-на-Дону Дмитриенко, написав на того заявление о привлечении судьи к уголовной ответственности за то, что тот давал незаконные распоряжения не пускать Нагавкина в здание суда.

Конфликтовал Нагавкин и с начальником ГАИ Калача-на-Дону Тахтатировым, якобы имевшим доход с незаконной добычи полезных ископаемых и грузоперевозок. Нагавкин добился того, что одну из машин поместили на штрафстоянку.

«Я уверен, если бы у нас были настоящие демократические выборы мэров городов или шерифов, то Нагавкин занял бы одну из этих должностей», — Лев Пономарев.

Программа с участием Игоря Нагавкина на «Радио Свобода», посвященная борьбе с пытками в полиции:

Уголовные дела

Правоохранительные органы много раз грозили Нагавкину проблемами. В 2011 году он был даже обвинен в попытке кражи колеса от автомобиля — якобы он пытался открутить его от машины, стоявшей рядом с рестораном, где Нагавкин с друзьями отмечал день рождения. Нагавкин отрицал эти обвинения, назвав их абсурдными. В дело вмешался бывший Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин, но в итоге суд признал Нагавкина виновным, приговорив к штрафу.

А в ночь с 28 на 29 сентября 2016 года Нагавкин был задержан с ещё тремя лицами якобы при попытке взлома ломбарда. В деле есть одинаковые вплоть до орфографических ошибок показания двух оперативников, участвовавших в задержании. Они якобы проверяли информацию о кражах из ломбардов и проводили наблюдение в рамках оперативно-розыскных мероприятий в отношении одного из задержанных с Нагавкиным. Согласно показаниям полицейских, следив за компанией в течение дня, они увидели, как те пытаются вскрыть дверь ломбарда, и задержали их. Как рассказал Нагавкин, после задержания Нагавкин и остальные несколько часов провели лежа на холодной земле. По его словам, среди оперативников, прибывших на место задержания, он видел и тех, проблемы с кем ему обещали из-за его борьбы с торговцами опиатами.

Сам Нагавкин отрицает какое-либо отношение к попытке вскрыть дверь ломбарда. Чтобы добиться его ареста, дело о попытке кражи было объединено с делом об убийстве, расследуемым в отношении другого подозреваемого в попытке кражи из ломбарда — Медведева. Как выяснилось после задержания, Медведев находился в розыске по обвинению в убийстве, произошедшем в 2013 году. Суд учел знакомство Нагавкина с подозреваемым как особое обстоятельство, которое «может свидетельствовать о подозрении Нагавкина в иных, помимо инкриминируемого, преступлениях».

В ходе следственных мероприятий было проведено два обыска: на квартире матери Нагавкина, где также проживала его сестра с детьми, и на квартире самого Нагавкина, где он жил своей женой и дочерью.

В первом случае оперативники проводили обыск в двух комнатах сразу, что мешало матери и сестре следить за происходящим, а понятые, по их словам, были нетрезвы. Сотрудники органов передавали из рук в руки украшения из обеих комнат. В итоге среди них оказался крестик с цепочкой, который владелец одного из ломбардов опознал, как украденный ранее у него. Сестра и мать Нагавкина считают, что его подкинули. Кроме того, оперативники изъяли множество личных вещей женщин, в том числе предметы из одежды.

Во время второго обыска оперативники осматривали большой шкаф сразу с двух сторон, и когда жена Нагавкина была отвлечена одним из сотрудников, другой позвал её и показал украшения с бирками в своей руке, якобы только что изъятые им из шкафа. Их так же впоследствии опознал владелец одного из ломбардов. Во время обыска оперативники изъяли деньги, некоторые личные вещи и пару украшений жены и дочери Нагавкина.

В итоге родственники Нагавкина утверждают, что не видели сам момент изъятия украшений и считают, что их подкинули.

После ареста следственные действия по делу Нагавкина не велись почти год. Ведь эпизод о покушении на кражу из ломбарда в объединенном уголовном деле вторичен — в первую очередь следствие расследует убийство, в котором подозревается другой человек. Однако это дало удобную возможность больше года держать Игоря Нагавкина под стражей сначала в Волгограде, а затем в следственном изоляторе «Бутырка», не ведя никаких следственных действий. В результате, в августе Игорь Нагавкин был вынужден объявлять голодовку, требуя их начала.

«В итоге последний день срока, отведенного на расследование, следователь вызвал Нагавкина на допрос в изолятор временного содержания — в 21:00, а уже в 22:00 Нагавкина забрали обратно в СИЗО, оформив отказ от дачи показаний, уведомление об окончании следствия и предъявление обвинений. При этом постановления нам не выдал. Сколько мы за ним бегали — так получить их не смогли. Сейчас мы пытаемся обжаловать действия следователя», —  адвокат Нагавкина Фарит Муртазин.

Адвокаты пытались добиться отделения дела о попытке кражи из ломбарда от дела об убийстве, но так как подозреваемый в убийстве — Медведев — проходит по обоим делам, сделать этого не удалось. В результате Игорь Нагавкин до сих пор находится в следственном изоляторе при фактическом отсутствии каких-либо следственных действий.

14 декабря суд продлил срок содержания Нагавкина в СИЗО до 16 марта 2018 года. В конвойном помещении Нагавкина и остальных фигурантов дела избили. Когда Нагавкин заявил об этом судье, указав на видимые на лице следы побоев, тот лишь ответил: «Ничего, бывает». Врачи бывшей по вызову адвокатов «скорой» зафиксировала побои. По мнению Нагавкина, избиение организовал следователь, чтобы заставить фигурантов дела давать показания.

16 марта 2018 года срок содержания Игоря Нагавкина под стражей составит уже почти полтора года.