«Психологически бывает очень сложно, но маленькие успехи мотивируют продолжать работу». Три вопроса координатору движения «Голос» в Ивановской области

Ирина Мальцева, координатор движения «Голос» в Ивановской области, г. Плёс

Мальцева Ирина Анатольевна фото

Ирина Анатольевна, почему вы начали заниматься защитой прав избирателей?

В 2011 году выборы в Госдуму прошли очень ярко – было выявлено множество нарушений. Интернет заполнили ролики о фальсификациях. Я познакомилась с людьми, которые видели это все своими глазами. Сама я, когда голосовала на своем участке, никаких нарушений не заметила. Но стало крайне интересно: что же в действительности происходило на выборах в Ивановской области? Я поинтересовалась у своих знакомых, работавших в областном избиркоме. Они сказали, что у нас какие-то нарушения нашел только «Голос». Якобы все было чисто, но наблюдатели придирались из вредности. Получилось, что в наблюдение за выборами меня подтолкнули чиновники – я обратилась к наблюдателям и прошла у них обучение.

Следующими были выборы президента в 2012 году. Мне представился шанс узнать, правду ли показывали в тех роликах из интернета с вопиющими нарушениями. Как только мы начали фиксировать нарушения, у нас стали выносить наблюдателей с участков. В буквальном смысле, на руках. После этого я утвердилась во мнении, что на выборах все не так прекрасно, как представляется власти. Это и заставило меня влиться в движение наблюдателей, а противодействие властей добавило мотивации не ослаблять хватку.

Почти сразу же после президентских выборов я в составе первого массового «наблюдательского десанта» поехала в Ярославль, где выбирали мэра города. Победу тогда одержал независимый кандидат Евгений Урлашов. В Ярославле организаторы выборов вели себя совсем по-другому, нежели в Иваново. Я увидела совершенно иной подход, увидела, что избирательные комиссии могут организовать весь процесс в соответствии с законом, а председатели избиркомов могут быть доброжелательными, открытыми, улыбчивыми и не видеть в наблюдателях врага.

Чем вы занимаетесь сейчас?

Вхожу в территориальную избирательную комиссию (ТИК) как член с правом совещательного голоса. Это очень удобно для наблюдателя – позволяет оставаться оперативным в день голосования. Когда я работала в участковых избирательных комиссиях, на моем участке все проходило чисто, а у соседей были нарушения. Когда ты мобилен – представляешь угрозу для фальсификаторов на многих избирательных участках. Именно в качестве члена ТИКа удалось распознать фальсификацию пяти тысяч подписей на довыборах в Ивановскую областную Думу. Тогда за конкурентов оппозиционного кандидата собирали подписи «единороссы» и чиновники.

Кроме наблюдения за выборами занимаюсь проблемами ЖКХ и градостроительства. Сейчас я живу в Плёсе – это город-музей, город-заповедник. Хотя застройка в нем очень ограничена, многие не считаются с правилами. Например, бывший глава района свободно раздавал рекреационные зоны под застройку, не забыл и себя, и своих родственников. Иногда через суд и прокуратуру удается признать такие сделки незаконными, вернуть земли в общее пользование и заставить снести постройки. По суду мы заставляли бывшего главу района сносить баню, возвращать государству участок земли.

Еще в настоящее время я занимаюсь антикоррупционными расследованиями: местная власть получила федеральные целевые деньги на развитие инфраструктуры Плеса, но необходимое частное софинансирование к ним не нашла. А в отчетах чиновники указали объекты, не имеющие отношения к этой программе, например, здания, построенные еще в советские годы. Записали как результат своей работы даже объекты, построенные в Плёсе фондом «Дар», который возглавляет однокурсник Дмитрия Медведева Илья Елисеев.

У вас возникали проблемы в связи с правозащитной деятельностью?

Когда я уже втянулась в движение наблюдателей, то стала помехой для чиновников из областного руководства. Ведь им необходимо представить все так, будто выборы  проходят чисто, и даже информация в соцсетях о нарушениях мешает им сделать вид, что все хорошо. Второй человек в регионе, наш местный «серый кардинал», занимался моей «нейтрализацией». Он выяснил, где я работаю и стал давить на работодателя. В результате я потеряла работу, поскольку работодателю поставили условие, что ему не разрешат запуск проекта, пока меня не уволят.

Ну а DDOS-атаки на телефон во время выборов уже стали обыденностью и ко дню голосования мы готовим несколько сим-карт. Никакие жалобы правоохранителям не помогают: они делают вид, что ничего не происходит. Также они делают вид, что все нормально, когда указываешь и на более серьезные нарушения. Как, например, в упор не могли увидеть «группу лиц с предварительным сговором» в случае подделки подписей, когда мы предоставили следователям все документы. Я всегда говорю, что сотрудничаю со следствием, даже если оно не хочет этого.

Иногда приходит желание просто все бросить, потому что каждый раз натыкаешься на грязь и негатив. Психологически бывает очень сложно. Но зато с течением времени замечаешь, как система прогибается под тебя, изменяется. Даже если избиркомы отвечают отписками на твои жалобы, в следующий раз они уже стараются не совершать этих ошибок. Мы добились-таки того, что в избирательных комиссиях изучают федеральный закон № 67 «Об основных гарантиях избирательных прав граждан». Удалось снизить процент надомного голосования в отдельных районах – с 40% до 4%. То есть, это уже реальный, настоящий показатель голосующих на дому.

Такие маленькие успехи мотивируют продолжать работу. Надеюсь, что наша, казалось бы, бессмысленная сегодня деятельность станет той последней каплей для потока, который прорвет и смоет всю накопившуюся грязь в нашей избирательной системе.

Страничка Ирины Мальцевой в Facebook